hozar: (Default)
После первого: Кто виноват (жиды)
 и второго: Что делать (спасать россию)

hozar: (Default)
Российское общество поражено все той же довоенной немецкой болезнью - болезнью империалистического реваншизма. Эта болезнь породила Путина, но и он инфицирован ею. И Навальный. И Удальцов. И прочие.
Каждый россиянин, который не осознает, что оккупация Крыма и Донбасса, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья - главная проблема его страны, - болен.
Каждый россиянин, который не понимает, как губительно для его страны вмешательство в Сирии и прочие нелепые попытки продемонстрировать "величие" нищего маргинального государства, сидящего на нефтяной игле, - болен.
Каждый россиянин, который, вместо того чтобы задуматься о спасении страны, дает советы украинцам или грузинам, за кого им голосовать и с кем дружить, - болен.
И я не уверен, что все эти люди вообще излечимы без какого-то серьезного потрясения. Но и потрясения не пожелаю - не дай Бог никому выздоравливать так, как выздоравливали немцы.

Для человека, понимающего, что империалистическое помешательство - главная проблема россиян, Путин, Ходорковский, Навальный или Удальцов выглядят пациентами одного и того же лепрозория, только разведенными по разным палатам. Именно эта общность заболевания и вселяет настоящий ужас.

Виталий Портников
hozar: (dr_house)
Сегодня в России мы имеем феномен, когда там имеется некоторое количество человек, называющих себя "русскими националистами", при отсутствии самого предмета национализма - русской этнической нации.

Read more... )

В России, хотя имперские развалины те же, но строить политическую нацию "русские", так никто и не начинал (только придумали эвфемизи россиянин). Да и как и на какой основе строить её без реального этнического славянского великорусского народа в основе, никому не понятно.
Вместо того, чтобы обрубать ментальные связи с Рос. империей, эти фантомные имперские боли сознательно реанимируются и усиливаются галюционгеными сушеными грибами 400-500 летней выдержки с их чисто наркоманским маревом "Святой Руси", "Третьего Рима", "Второго Иерусалима" в Кремлевско-Лубянском лазер-шоу на стене общественного общероссийского туалета.

отсюда
hozar: (Default)
Странно не то, что Россию лишили права голоса в ПАРЕ. Странно, что она там вообще пребывала. Россия несовместима с европейским сообществом наций. Она смотрится там так же нелепо, как медведь на балу - во фраке и с бабочкой.

Война, полыхающая ныне на Донбассе - цивилизационная. Мы видим столкновение двух антагонистичных миров. Мы видим принципиальные различия в поведении людей, их отношении к ценности человеческой жизни, различие морали, различие реакции общества на текущие события. Украина стала пограничьем Европы, рубежом между западным миром и московской ордой.

Главное, что различает эти два мира - Read more... )
Россия не может стать Европой. Чтобы быть европейским государством, нужно принять европейскую модель, суть которой прямо противоположна русскому менталитету. Не просто снести систему (такое уже проходили). Но полностью переформатировать и установить новую. Фактически это означает смерть концепта России, как мы ее знаем. Но на это нет общественного запроса. Нет действенной воли. Нет даже желания. Наоборот, ради сохранения своей ордынской идентичности русская орда готова стать врагом всего мира. Лишь бы не подпустить Европу на порог своего дома.

Перед Россией лежат два пути.
Первый - дальнейшее пребывание во временах Ивана Грозного, закамуфлированное еврокосметикой. Отставание от развитого мира не на годы, а на всю жизнь. Что ж, в конце концов, они у себя дома вольны беречь свои атавизмы. Живут же папуасы Новой Гвинеи в первобытном строе, имея при этом представительство в ООН. Правда, соседям следует возвигнуть валы повыше, рвы поглубже и на ворота - замки покрепче.
Второй - трансформация общества в соответствии с современной западной моделью. Надежд, честно говоря, мало. Реформирование изнутри невозможно. А за свое право оставаться варварами, за свое желание расширять свое пространство, российское общество, как мы видим, готово платить даже своей кровью.
Остальным осталось сделать соответствующие выводы.
hozar: (Default)
Идея распада РФ на несколько государств как возмездие за контрреволюционное и имперское вторжение в Украину популярна, но обычно связывается лишь с победой антипутинской коалиции над хозяевами Кремля. Интересно, что такое развитие событий популяризирует и сам Путин, регулярно пугая россиян: США, НАТО и ЕС мечтают оккупировать Россию, разграбить ее ресурсы, а население сделать рабами.

Read more... )
Поэтому процесс разбегания окраин от Москвы можно назвать украинизацией России. Путин, стремясь остановить его, начал перетряхивать местные административные кадры и отбирать у них загранпаспорта, принуждать так к патриотизму. Он правильно понял, что застрельщиком революции станет часть бюрократии, а на роль могильщиков последней империи желающих много найдется. Нужен только толчок, как в феврале 1917 г., а им может стать всё, что угодно.

Война, развязанная режимом Путина против Украины, становится катализатором, и чем активней он будет ее вести, тем быстрее приблизит свое падение. Результатом станет выделение из РФ «украинских республик», как после 1917 г. появлялись разнообразные советские, народные и национальные республики. Демократиями они будут не больше, чем те были советскими, а потому в перспективе их ожидает насыщенная жизнь, вплоть до появления Соединенных Штатов Поволжья. По мере своей демократизации, они будут вступать в Евросоюз, который тоже изменится. Или в Балто-Черноморский союз вокруг Украины и Беларуси, вероятность появления которого, как «предбанника» ЕС, нельзя исключить. Завершится этот процесс расширением европейской цивилизации до Японии. Имперцы РФ могут утешиться, что и после украинизации России русский язык никуда не денется, останется, а новое образование даже могут назвать Евразийским Союзом.

Но не стоит ожидать, что все это произойдет через неделю. История только начинается. Закончиться она может лишь в случаях, если двуглавый орел империи или ядерный гриб накроют планету.

Сергей Климовский
hozar: (Default)
На Западе искренне недоумевают, не понимая российской логики. Даже если согласиться с тем, что Путин ввязался в украинские авантюры для усиления собственного влияния, то сейчас самое время подумать о собственном спасении. Ведь если не спастись, потерять власть и развалить государство – то и влияния никакого не будет.

Но это если не воспринимать страну как осажденную крепость, как крейсер "Варяг", окруженный неприятелем и не собирающийся сдаваться врагу. Путин воспринимает Россию именно таким образом. Ему можно все, потому что он всегда прав. Все остальные – заговорщики и подлецы. Санкции после Крыма – заговор. Санкции после Донбасса – заговор. Санкции после "Боинга" - заговор. Снижение цен на нефть – заговор. Падение рубля – заговор. Какие уступки? Начнешь уступать и вовсе задавят! И Крым отберут, который наш! Врагу не сдается наш гордый "Варяг".

Поэтому с путинской точки зрения гораздо честнее утопить судно, чем начать разумный политический диалог и переоценку собственных действий. И что самое страшное – в такой позиции российский президент может быть поддержан многими своими соотечественниками. Даром что ли трудилась неутомимая пропаганда, даром что ли рассказывала она про фашистов и убийц? И кому уступать, скажите мне? Фашистам? Американским оккупантам? Обаме? Бандеровцам? Еврейскому заговору? Нет, лучше уж утонуть вместе со всем кораблем и замечательным капитаном.

Поэтому те, кто ожидает сегодня от России здравомыслия и уступок, заблуждаются. Возможно, на новом этапе своей истории – уже без Путина и с масштабным кризисом – российское общество дозреет до понимания необходимости перемен, прежде всего нравственных.

Но, боюсь, к тому времени "Варяг" уже будет потоплен.

Виталий Портников
hozar: (Default)
В 20-м веке прекратили существование империи: Германская, Британская, Австро-Венгерская, Российская.
Агонии империй длятся долго: в сущности, германский фашизм был вариантом такой агонии.

Большой организм умирает медленно: скажем, распад Британской империи занял почти сто лет, а, если считать с американской войны за независимость, то и двести. Только в 1921-ом году Британия признала независимость Афганистана, в 1922-ом независимость Египта, индийскую независимость только в 1947-ом; при этом население английских колоний в 1945-ом году составляло еще 430 млн человек, а в 1962 уже 30 млн человек. Это очень долгий процесс; империям долго кажется, что они незаменимы. Это кровавый процесс, империи готовы убивать тех, кого считают своими подданными. Но это процесс необратимый. Титульной нации империи приходится учиться, как жить не имперским способом - это непросто.

Распад Российской империи начался во время Первой мировой и завершается сегодня; Советский Союз на некоторое время замедлил объективный ход событий; впрочем, ни Польшу, ни Финляндию вернуть в империю СССР не смог.
Сегодня можно констатировать, что население собственно России, 145 млн, - практически сравнялось с населением тех анклавов Российской империи, которые обрели независимость: Польша 40млн, Украина 45 млн, Грузия 10млн, Финлндия 5 млн, Туркмения 9 млн, Эстония 1 млн, Литва 3 млн, Латвия 2 млн. Эти цифры уже паритетны; надо быть готовым к тому, что процесс распада не завершен.

Причем, ничего дурного в распаде империй нет. Распад империи дело отнюдь не злонамеренное (задуманное, например, масонской ложей или КВН); распад объективно происходит тогда, когда титульная нация уже ничего содержательного не может предложить покоренным народам: ни законов, ни образования, ни промышленного развития, ни прав, ни благополучия.
Одна из распространенных легенд, бытующих на территории бывшей Российской империи состоит в том, что титульная нация кормила подмандатные народы, отказывая себе в самом необходимом. Говорится всегда так, что Россия содержала свои колонии, в ущерб собственному населению. Это ложь.

Если бы это положение хоть отчасти было бы правдой, то возник бы дичайший исторический парадокс: зачем сегодня России возвращать утраченные колонии, которые придется кормить, если страна не может прокормить даже себя.
Научиться не быть империей мучительно сложно; но придется.

Максим Кантор
hozar: (Default)
...Я относил себя к людям русской культуры и не представлял, как буду жить в отрыве от нее. Нынче же я понимаю, что культура, поддержавшая агрессию против независимой страны, это не совсем моя культура. Что русская культура, представителей которой так много среди украинских военных, бандеровцев и прочих украинских националистов, в корне отличается от культуры российской - оголтело черносотенной, нетерпимой к демократии, к свободам, рабской по своей сути.

Неважно, кто будет у руля страны - мелкий ГБшник с большими амбициями или вечно пьяный великан, или дремлющий айфончик - место сделает его гением в глазах оргазмирующего от пропаганды большинства. Башни сделают из серой моли мирового лидера, из экономически безграмотного диктатора - гиганта мысли. Голый король окажется ряжен в норковую мантию...
Надо только помнить, что в полночь карета превращается в тыкву. За политические и экономические решения приходится платить.

Это не Путин во всем виноват. И не Майдан, где мы прыгали, как вы пытаетесь доказать, сидя где-то в Усть-Урюпинске.
Это вы виноваты. Вы, поддерживающие откровенную чушь, которую изрыгают ваши пропагандисты. Вы, едущие к нам убивать, ради мутных идей своих руководителей. Вы, называющие нас, выдержавших основной удар Второй Мировой, нацистами.
Вы распространяете вокруг себя русофобию. Это ответная реакция на ваше хамство, на желание навязать свою волю всем окружающим, на ваше желание править миром, не умея управиться с хозяйством в собственной стране.
Тот, кто плодит ненависть и ксенофобию, рано или поздно захлебывается собственной желчью.
И вам, поддержавшим агрессию, обязательно отольются слезы наших матерей.
И вашим погибшим будет земля - бетоном.
И чем раньше вы поймете, что это не ваша война, тем будет лучше для и для вас, и для нас.


Полностью здесь
hozar: (Default)
Зависнув между фантомной (существующей только в нашем болезненном сознании) империей и несложившимся (пока что) национальным государством, РФ впала в тяжкий кризис идентичности. Что и породило нынешние локально-глобальные выкрутасы имени президента Путина.

К середине второго десятилетия XXI века зримо ощутилось, что у России нет ни доминирующей идеи, ни образа будущего. Она способна (хочет) только застыть в ее нынешнем состоянии и летаргически просидеть в нем сто лет. Но это невозможно, потому что быстро и бурно развивается окружающий мир. Ставя перед Россией, хочет она того или нет, все новые и новые вызовы.

Как же обеспечить нам безопасный и комфортный летаргический сон? Все очевидно: четырьмя способами.

1. Объявить единой и единственной национальной идеей наш главный tangible asset – Владимира Путина.

2. Придумать, что США пытаются нас расчленить и уничтожить (с помощью Украины и вообще). И потому последний смысл нашего существования – противостоять этому расчленению. Любой ценой. Гарантия нерасчленения – существование Путина (см. пункт 1). Пока он жив, жива и Россия, о чем на сочинском «Валдае» сказано в открытую. Остальное второстепенно или вовсе не важно.

3. Убедить себя в том, что тот самый бурный окружающий мир катится в бездну, а мы – тихая гавань. В которой никогда не будет легализованных гей-браков и прочей социокультурной ерунды.

4. Соорудить быстренько некую Берлинскую стену light – чтобы она по возможности спрятала от наших натруженных глаз роковую (для нас) динамику окружающего мира.

Субъект обороны тупика – понятное дело, Путин, а главный инструмент обороны – шантаж окружающего мира большой войной: дескать, мы воевать не хотим, но в принципе готовы, так как нашему народу на миру и смерть красна. А вы, изнеженные гомофилы, не хотите и не готовы. Так что у нас заведомое военно-психологическое преимущество.

Мы победим.

На самом деле, мы, то есть нынешняя РФ, проиграем.

Всякий человек, корпорация и страна умирают не от старости и/или болезней, а по мере исчерпания жизненного задания. Так стало с СССР (см. выше). К этому идет РФ в силу вышеозначенных причин.

Но, кроме всего прочего, современная логика «обороны тупика» – это поход против истории. А против истории не следует идти, потому что в ней всегда случается то, что должно произойти. Субъект же истории – Господь Бог, который не терпит неповиновения на длинной дистанции.

Путин и Ко так болезненно обращаются к прошлому, поскольку любой разговор о будущем для них концептуально невыносим. Но в карете прошлого далеко не уедешь, как правильно заметил драматический классик.

Это все не получится. Вопрос лишь в том, сколько времени осталось до поражения. И сколько мы все за это заплатим.

Станислав Белковский
hozar: (dr_house)
Нетрудно заметить, что все то, что Россия поддерживает в Украине, запрещено в самой России.

Россия признает «народных мэров» и «народных губернаторов», но в самой России Путин только что окончательно отменил выборы мэров. Россия объявляет, что Крым присоединен к нам на основании «результатов референдума», но кто и когда видал подобные референдумы в России? Россия призывает к расчленению Украины, но при этом любой призыв к нарушению территориальной целостности России только что объявлен уголовным преступлением. Можно себе представить, что случилось бы, скажем, со сторонниками Навального, вздумай они взять оружие и захватить где-нибудь городскую администрацию.

Но в Украине вооруженных людей — причем зачастую приехавших из России или Чечни, то есть даже не уроженцев Украины — Кремль не моргнув глазом называет «мирным населением, поднявшимся против произвола».

Вам это может показаться придиркой — мол, какой же хитрый геополитик не использует подручные идеологические инструменты, но на самом деле — проблема серьезная. Наш век — век идеологий, а идеология не является полноценной идеологией, если в нее не верит элита. Но очень трудно заставить элиту нации верить в то, что Путин и в самом деле проникся идеей народного волеизъявления в одном отдельно взятом Донбассе.

Юлия Латынина
hozar: (dr_house)
За последние месяцы состояние умов российского общества изменилось к худшему, и что печальнее всего - прогноз крайне неблагоприятный. Если ранее, общаясь с бывшими "славянскими братьями", не удавалось отделаться от ощущения, что говоришь с тихопомешаными, то теперь явно замечаешь, что они становятся буйными. И разговаривать с ними приходится соответственно.

Как только переключаешься от разговора с поляком, немцем или финном к разговору с россиянином, сразу же замечаешь какую-то "незавершенность" его моральной системы. Как будто не хватает целого ряда жизненно важных драйверов - человечности, сострадания, способности поставить себя на место другого человека. Возможно, они когда-то и были установлены, и даже еще лежат где-то мертвым грузом, занимая ценные ячейки, но остальное пространство забито саморазмножающимся вирусом имперскости, убивающим в душе все человеческое.

Этот вирус легко и быстро распространяется путем пропаганды через масс-медиа и при личном контакте. Он возбуждает в своей жертве агрессию, ненависть, жажду крови и насилия. Он разделяет человеческую популяцию на "своих" и на "чужих", причем последние подлежат покорению и/или уничтожению. Не влияя на умственные или аналитические способности, вирус напрочь убивает саму людскую душу. Гуманность. Человечность.

Пораженный вирусом разум лишается всех нравственных понятий, в том числе, утверждаемых православием: не убий, не укради, не возжелай имущества ближнего и т.д. Больной лишается таких понятий, как права, достоинство, свобода и честь человека. Он считает уступки слабостью, а благородство глупостью. Он считает любые договора и обязательства как удобный способ обмана. Он считает мораль и этику вредными пороками, мешающими достижению шкурной цели.

С изощренностью профессионального палача, рассуждающего о тонкостях сдирания шкуры на дыбе, жертва вируса способна восторженно рассуждать о гекатомбах, принесенных на алтарь имперского монстра. С тщательностью разработки бандитского налета она способна расчетливо планировать грабеж очередных земель и обращении в говорящее имущество живущих на них людей. Причем, ничтоже сумняше ся, считает это все совершенно естественным, оправданным и единственно правильным: "Как не взять, если хозяин отвернулся? Как не ударить, если он повернулся спиной? Да все так делают, и если не я украду, украдет другой, так уж лучше я." Как следствие, Украине следует приготовиться к худшему.

Весь мир, не охваченный этой эпидемией, представляется больному враждебным и нуждающимся в срочном спасении, т.е. распространении империи (и, соответственно, вируса) на его территорию. Ради этого жертва вируса готова на любые лишения - голод, разрушения, смерть своих близких и даже свою собственную. Когда (на последней стадии) больной бросается "лечить" своих соседей от нормальности, наступает кризис.

Нельзя сказать, что это какая-то новая болезнь. В свое время нею переболели многие народы - монголы, японцы, немцы... К сожалению, методы лечения этого мора слишком жестоки для больного и тяжелы для его исцелителей. Терапевтические методы не показывают эффективности, и каждый раз приходится прибегать к радикальной операции.

Не могу утверждать, что зараженность вирусом всеобщая, отдельные особи еще остаются не пораженными. Однако размах заболевания принял, по данным социологов, характер повальной эпидемии.
hozar: (dr_house)
Российско-украинская война оказалась столь стремительной, что большинство в России (но не в Украине) даже не успело осознать, что это была именно война. Впрочем, история знает примеры как более скоротечных, так и более бесславных войн. То, что оккупация Крыма произошла практически без единого выстрела, ничего не меняет. К тому же все остальные атрибуты военного времени, и в первую очередь политическая и психологическая мобилизация общества, присутствуют сегодня в России даже в избыточном количестве.

Эта война, которая кому-то кажется наступательной, на самом деле является глубоко оборонительной. Империя не нападает, а защищается, выторговывая себе историческое время. Чтобы затормозить распад, обществу в вену впрыснули патриотический морфий. Как и любой наркотик, он способен снять боль и создать ощущение эйфории, но это вряд ли можно считать решением проблемы. У России есть два пути: либо она вынуждена будет потреблять все большие и большие дозы этого морфия, двигаясь от одной войны к другой (и рано или поздно погибнет от передозировки патриотизма), — либо в самом недалеком будущем ее ждет ломка.

Россия забылась успокоительным сном, и ей снится, что она СССР. На самом деле современная Россия похожа на Советский Союз, как Луна на Солнце, — она светит отраженным светом. Причем источник этого света давно находится в небытии. В этом «потустороннем» царстве общество-призрак, управляемое государством-тенью, озабочено лишь тем, чтобы утро никогда не наступило. Россия превратилась в страну вечных сумерек, будущее которой находится в прошлом, она живет иллюзией, что часы истории можно остановить.

Эффективность кремлевской пропаганды никак не связана с ее качеством. Просто восприимчивость населения к пропаганде резко возросла. Легко обманывать того, кто сам обманываться рад. Люди в России давно не ищут правды, они хотят, чтобы им рассказывали сказки. Более того, правды в России боятся, потому что инстинктивно обыватель предчувствует гибель империи, и душа его трепещет. И ни в какое чудесное спасение он тоже не верит. Люди живут в невыносимом напряжении, подавляя страх, как за свою собственную судьбу, так и за судьбу страны. Естественной реакцией на этот подсознательный страх является желание забыться, спрятаться, обмануть себя и других. Люди кричат как можно громче о своей силе, чтобы никто не заметил их слабости.

Украинская революция усугубила страхи «маленького человека». Она стала спусковым крючком обывательской истерики. Эта истерика является формой психологической защиты: люди пытаются таким образом оттолкнуть от себя пугающую реальность. Им легче жить внутри успокоительного мифа, чем думать о тех угрозах, которые они не в состоянии предотвратить. Именно поэтому сегодня в России и стар и млад без всякого видимого принуждения с наслаждением предаются патриотическим сновидениям. Россия устала от боли и попросила у «доктора» наркоз. Ослабленному организму хватило возвращения Крыма, чтобы впасть в эйфорию.

Критическое осмысление происходящего в России сегодня затруднено. Революция в Украине буквально «выносит мозг» обывателю, причем как «патриотам», так и их оппонентам: первым — от ощущения своей силы, вторым — от ощущения своего бессилия. Между тем хорошо было бы поставить мозги на место, пока не стало совсем поздно. Спазмы империи похожи на приступы эпилепсии: каждый следующий может оказаться страшнее предыдущего. Вероятность того, что после очередного приступа Россия уже никогда больше «не поднимется с колен», — очень высока.

Пока идет размежевание между родственными этносами — великорусским и украинским (в перспективе к этому спору могут присоединиться и белорусы), — ситуацию еще можно удерживать под контролем. Но следующим, легко прочитываемым ходом является размежевание между русскими и татарами — двумя общностями, которые собственно и составляют ядро великорусского этноса. Это вытекает из общей логики разложения империи, которая разваливается на части в обратной исторической хронологии. Московия — это вовсе не крайний предел, до которого может откатиться Россия, двигаясь вспять истории.

На последнем рубеже столкнутся как раз те силы, которые закладывали фундамент великорусской государственности. К сожалению, приняв в свой состав Крым, Россия приобрела еще и «троянского коня» — проблему крымско-татарского народа, борющегося за восстановление исторической справедливости, понимание которой у русских и татар, живущих в Крыму, существенно различается. Движение крымских татар может стать катализатором противостояния между Москвой и Казанью. Если дело до этого дойдет, то лечить Россию будет поздно.

Чем дольше длится имперский сон русского народа, тем тяжелее будет его пробуждение. Конечно, русскому человеку не привыкать к похмелью. Но на этот раз, похоже, реальность превзойдет все его наихудшие ожидания. «Вежливыми человечками» дело может не ограничиться. Курс на сохранение империи любой ценой — это тупиковая стратегия, нацеленная на выживание без развития. Тот, кто не развивается, выжить не может по определению — ни в природе, ни в истории (если только не спрячется в какой-нибудь маргинальной лакуне). Россия, однако, слишком большая, чтобы спрятаться.

Русские оказались зажаты между крупнейшими динамично развивающимися цивилизационными платформами. С Запада их подпирает Европа, с Востока — Китай, а с Юга — Турция с Ираном. На следующем витке кризиса соседи просто разберут Россию на части, причем меньше всего достанется Европе. Сегодня Россия, как плохой шахматист, разменяла Сибирь на Крым в самом начале партии. Уход из Европы в Азию может оказаться исходом в небытие.

Чтобы сохранить свою государственность, Россия должна избавиться от имперских иллюзий и амбиций, сосредоточившись на решении своих внутренних проблем, в том числе на конституционном строительстве и модернизации экономики. Россия не может бесконечно расходовать себя, участвуя в чужих войнах. «Доктрина Путина» заводит страну в стратегический тупик. Сейчас России нужен хирург, а не анестезиолог. Надо лечить болезнь, а не обманывать боль. За нирвану придется дорого заплатить. Русские должны найти в себе силы посмотреть правде в глаза, это главное условие выздоровления. Чтобы сохранить Россию, надо перестать цепляться за ее величественное прошлое и сломать имперскую парадигму развития. Выбор предельно прост: тяжелое пробуждение — или смерть под кайфом.

Владимир Пастухов
полностью здесь</a
hozar: (dr_house)
Какая стратегия выхода из украинской истории у Путина? Она очевидна. Это требование федерализации Украины. А что такое федерализация Украины? Это палестинизация Донбасса. Это создание на территории Украины искусственных анклавов вроде как Осетии и Абхазии на территории Грузии, куда будут брошены огромные деньги на выборы, где местный анчоус выберет лидеров, нужных Путину, которые при этом будут превращать свой регион в Палестину.

Я против аннексии Крыма и палестинизации Донбасса не потому, что интересы Украины мне дороже России. Ровно наоборот. Мне дороги интересы России, и то, что строит нынешний Кремль, это не великая империя. Наоборот, он не строит империю – он ее разрушает.
Причем, у меня есть подозрение, что это происходит ради чисто психологических выгод. Две опорные страны русского мира – Грузия и Украина – всегда входившие в орбиту русской культуры, были утрачены ни за понюшку табаку, они разменяны ни на что.

Украина утрачивается на глазах. Почему у нас говорят «бандеры»? Почему говорят «фашисты»? А чтобы не говорить «украинцы». Нас режим уже научил ненавидеть пиндосов, грызунов, поляков. Настала очередь украинцев. Но, вот, просто так встать и сказать русскому человеку, что ты должен ненавидеть украинца, что ты должен брата-украинца стереть в порошок, кол в него воткнуть, трудно.
Поэтому происходит такая пиар-замена: «А это бендеровцы».
Нет, ребята, никаких бендеровцев нет. Это миф, это фикция. На Майдане из 42-х сотен только одна была представлена Правым сектором. Правый сектор не потерял в боях на Майдане ни одного человека. Господин Ярош в это время ходил на переговоры с Януковичем. Правый сектор никак не представлен в правительстве. Фашистов Правый сектор на Украине преследует больше, чем в России.

Кремль, телевизор учат нас ненавидеть украинцев. И важно понять, что Кремль при этом избывает собственные страхи, что с теми, кто сейчас сидит в Кремле, будет как с Януковичем, что у них отберут их золотой батон. Это стандартная психологическая реакция. Эти собственные страхи проецируются на Украину, и Украина наказывается за эти страхи. Вот это что такое, а не возрождение империи.

Проблема в том, что нынешний Кремль не может предложить ничего позитивного жителям империи. Он не может предложить процветающую экономику, он не может предложить европейское просвещение. Он может предложить только спасение от выдуманного мифа.

Нам сейчас предлагают затянуть пояса... Сменяется общественный договор, который предложен Кремлем России. Если раньше был общественный договор «Вы не лезьте в политику, а вам за это будет стабильность», а теперь новый вариант общественного договора: «Вы затяните пояса, и будет империя». И этот вариант общественного договора связан, прежде всего, собственно, с тем, что экономика рушится. Она рушится не только и даже не столько от будущих западных санкций. Она рушится просто потому, что норма воровства способна доконать самую процветающую нефтяную экономику.

И, вот этот тезис «Давайте вы затяните пояса, но зато у вас будет империя»... Ребята, это вранье. Империя прежде всего предполагает экономическое процветание.

Полностью здесь
Page generated 22 Oct 2017 08:19
Powered by Dreamwidth Studios