hozar: (Default)
Дедушка умер, а дело живет.



Пояс безопасности Европы, очерченый великим могильщиком СССР.
Росси здесь места нет.
hozar: (Default)


...Как это часто бывает, мир не понял, где и в какой именно момент он прошел точку невозврата и стал окончательно другим. Просто в очередной раз, на очередной периферии, в одной малозаметной стране на стыке цивилизаций произошел локальный внутренний конфликт из-за каких-то своих мелких, местечковых причин. Однако как это часто бывает в мировой истории, от узла противоречий, которые накопились в этом пограничье, тянулись нити далеко за пределы этой страны, и даже за пределы континента, и на концах этих нитей стояли огромные мировые силы. В результате маленький внутренний конфликт неожиданно, у всех на глазах, превращается в миниатюрную мировую войну, в которой каждой стороне принципиально не отступить. За битвой на киевских баррикадах следит вся планета, будто за схваткой двух богатырей перед решительным сражением. Конфликт разрастается, постепенно втягивает в свою орбиту все большие и большие силы, и получается своеобразный эффект бабочки, которая маленьким взмахом крыльев способна вызывать цунами на другой стороне планеты. В малоизвестной Украине были избиты какие-то студенты, а буквально через год, на противоположной половине Земли страну под названием Венесуэла, которая знать не знает ни про какой Майдан, смывает экономический кризис из-за катастрофического падения цен на нефть. Военные блоки проводят ревизию своих вооруженных сил, Россия расконсервирует арсенал времен Холодной войны, идут скандальные голосования в ООН, экономическое противостояние обваливает международные биржи – в общем, маховик глобального конфликта закрутился...

...Осознавал ли человек, который в Москве принимал решение о вторжении в Украину, что джентльмены, с которым он вел игру, лучше вооружены, ловчее стреляют, а сам он вовсе не такой герой, каким был раньше, и каким хочет казаться сейчас?.. Конечно, осознавал. Он понимал, что его выходка не останется без последствий?.. Конечно, понимал. Он понимал, после нападения России на Украину закончится мир, в котором народы делились на победителей фашизма и всех прочих, и начинается совершенно другой период истории, в котором для России, возможно, вообще нет места?.. Вполне может быть, что понимал. Однако, он посчитал, что лично ему угроза от Майдана значительно выше, чем угроза мировой дестабилизации. И он пошел ва-банк...

кому лень слушать - читайте здесь: Резниченко
hozar: (Default)
...Ситуация в современной Украине сейчас напоминает 1648 год, причем сразу в нескольких аспектах.

Богдан Хмельницкий пошел от Польши только тогда, когда увидел, что поляки не готовы принять новую политическую реальность, а после смерти Владислава ему не с кем было говорить о консенсусе среди польской элиты. Поэтому, Хмельницкий Read more... )
Этот ряд можно продолжать и продолжать, но достаточно. Нельзя говорить о полных аналогиях, да я и не говорю. Я говорю о мотивациях, а они весьма похожи. Потому мы накануне большого шухера, как говорил известный персонаж.

Отсюда
hozar: (dr_house)
Гарри Каспаров
Публичная лекция в Университете им. Тараса Шевченко
26.03.2015

hozar: (Default)
Для меня сразу было очевидно, что никакого оптимизма эта встреча не вызывает. Владимир Путин согласился на нее, чтобы не создавать очередной формального повода обвинять его в недоговоренности и нежелании искать путей урегулирования украинского кризиса.

Но в Минске не будет ни одного лидера, которого Путин считал бы равным себе и достойным обсуждать судьбу Украины.
Владимир Путин хочет договариваться в первую очередь с Бараком Обамой, во вторую - с Ангелой Меркель. В самом крайнем случае - с Франсуа Олландом. Но западные лидеры не готовы к таким договоренностям, так как отсутствует их предыдущий сценарий. Собственно, никакие переговоры между Путиным и западными лидерами не могут начаться без обсуждения вопроса о статусе Крыма. А этот вопрос Путин обсуждать не собирается.

Кроме того, Запад по-прежнему не хочет признавать Путина легитимным субъектом переговоров о будущем Украины в целом. Ведь абсолютно неясно, почему этот вопрос должен решать Путин. Путин считает как раз наоборот: что он субъект таких переговоров, что будущее Украины в значительной степени должен решать он.

И здесь мы видим концептуальный клинч, который пока не преодолен.

Однако Путин абсолютно очевидно взял курс на уничтожение Украины - как путем эскалации военного конфликта и все большей поддержки сепаратистов в Донецком и Луганском регионах, так и путем создания Украине дополнительных экономических трудностей. Он считает, что совокупные проблемы, с которыми столкнется Украина к зиме или к весне, так или иначе заставят Киев пойти на переговоры на путинских условиях. Хотя эти переговоры будут вестись не напрямую с Петром Порошенко, а, в понимании Путина, с западными лидерами, которые должны дать определенные гарантии за Киев.

Путин добивается большой внешнеполитической победы на Украине. Причем надо понимать, что Украина для него - не полноценное пространство, а повод для разговора с Западом о нем, Владимире Путине, роле и месте в современной истории и единственном учебнике истории. Он по-прежнему считает, что он сможет добиться федерилизации Украины, повышения статуса русского языка, твердых и четких гарантий внеблочного статуса этой страны.

Но для того чтобы наконец заставить западных контрагентов пойти на переговоры, нужно сначала все испортить. Например, завести ситуацию в Украине максимально в тупик, чем он сейчас и занимается.
Он хочет дать понять: если вы, уважаемые западные лидеры, не хотите вести со мной переговоры о судьбе Украины, не признаете меня полноценным субъектом таких переговоров, то я сделаю Украине такие проблемы, что вы будете вынуждены на эти переговоры пойти.

Станислав Белковский
hozar: (Default)
"Новый мировой порядок создаётся против России, за счёт России и на обломках России".
(3. Бжезинский).

Почему Россия обречена: украинский кризис и самое масштабное геополитическое самоубийство

Россия своими действиями в украинском кризисе уже вызвала коллапс глобальной системы международных отношений, поскольку выпустила из бутылки джина хаоса который вырывался оттуда после Второй мировой войны. Этот процесс начался после развала СССР и, объективно говоря, США немало поспособствовали, чтобы расшатать Ялтинскую систему. Кроме того, экономический рост в Азии принципиально изменил баланс сил в мире. И вот Путин пустил финальную торпеду. Аминь!

Кратко о главном: Системы международных отношений больше нет. Ценность ООН близка нулю и позволяет выражать только глубокую обеспокоенность. ОБСЕ также. НАТО также.

Мир входит в конфликтую фазу большого мирового передела. При этом Россия начала игру которая ресурсно ей не по силам. Нет у нее ни экономики, ни армии, чтобы замахиваться на глобальный передел. Смотрим на инфографику (2012 год) .

Размер экономик мира

Итак, Россия сегодня — это крупная региональная держава с тоской по глобальным амбициям. В результате тоска, а не ресурсы и, следовательно, реальные возможности определяют ее внешнеполитический курс. Танкер, даже с ракетами, не может себе позволить проводить маневры авианосца. Путин решил, что он может себе такое позволить.

Реально же Россия выступает сейчас в качестве ладьи Китая, который прикрывается ею от США. Американцы в свою очередь, прекрасно понимают кто их реальный главный конкурент — Пекин. Китаю нужно выиграть время, потому будет молча сидеть в сторонке, надеясь отхватить свой кусочек Сибири вместе с Японией, США, Европой.

Уверен, что США сделают такое предложение. Подумайте сами. Если вы находитесь в Пекине, то какого рода предложение вам выгоднее принять?

Предложение № 1 от безумного Путина: Получить доступ к ресурсам Сибири, создать общий рынок и поддержать Россию против США и Европы. Заманчиво, но реализация этого плана требует а) времени б) инфраструктуры, которая требует времени и ресурсов в) невмешательства США.

Вопрос номер раз — будут ли США спокойно наблюдать как Китай и Россия сближаются, укрепляя свои позиции и еще заигрывают с Германией?

Вопрос номер два — могут ли США создать проблемы России и Китаю непреодолимого характера?

Вопрос номер три — способны ли США нивелировать риски ответной игры Китая и России?

Ответ номер раз — США не будут наблюдать. Это мы видим на примере их участия в украинском кризисе, где они предотвращают опасный сговор России и Германии относительно конфигурации интересов Берлина и Москвы в Восточной Европе.

Ответ номер два — США могут создать огромное количество проблем для России и Китая. И Китай может сейчас увидеть какого это рода проблемы и что означает рагулизация ( rogue state – страна-изгой) крупного государства сравнительно простыми и эффективными инструментами несилового принуждения в виде санкций в отношении России. При этом Китай намного больше, чем Россия зависит от морских коммуникаций, которые полностью контролируются США. ВМФ Китая слишком слаб, чтобы сопротивляться угрозам исходящим от десятка авианосных групп США . Только перерезав морские коммуникации США обваливают экономику Китая, как обвалили Японию в конце Второй мировой войны, когда разгромили ее флот в Тихом океане. При этом диспропорции в развитии КНР между прибрежными и внутренними провинциями сразу ставят на повестку дня вопрос социального взрыва, поскольку несколько сот млн. человек останутся без работы.

Ответ номер три — США могут нивелировать ответные действия России и КНР в большей степени, чем они. США не зависят в такой степени от импорта сырья, прежде всего, углеводородов, как Китай. Они полностью контролируют доставку углеводородов из Западной Африки, Канады и Латинской Америки и Китай с Россией ничего не смогут сделать для их дестабилизации. США контролируют мировую финансовую систему со всеми вытекающими. США внедряют ряд прорывных технологий (Tesla, 3D принтинг, биотехнологии и медицина), которые полностью изменят экономический уклад, как следствие социальный, а это приведет к нивелированию экономических достижений Китая, которые поднялся на базе старого уклада. Наконец, военная мощь совокупная мощь Китая, России просто несопоставима с мощью США.

Резюмируя первое уникальное предложение Пекину: Путин предлагает Китаю долгосрочное потенциально выгодное предложение, которое даст свои плоды, если все будет протекать в линейной логике. Однако, оно будет провальным, если на начальном или среднем этапе реализации США применят спектр мер, направленных на срыв союза в Евразии. В этом случае Пекин рискует потерять все сегодняшние достижения и свалиться в хаос вроде того что начался после Первой опиумной войны и закончился только после смерти Мао. Есть над чем задуматься! А что будет, если Китай получит предложение от США?

Предложение №2 от Вашингтона: Получить частичный доступ к Сибири вместе с Японией, Европой, США и тем самым создать новый мировой порядок, где все члены клуба останутся при своих интересах. Китай конечно будет подозревать, что США могут его кинуть и небезосновательно. Однако в этом случае он выигрывает время за счет России, а также ресурсы за ее же счет, а значит в тот момент, когда США созреют до лобового конфликта с Россией Китай будет готов к нему в большей степени чем сейчас. При этом Китай останется в стороне от потрясений конфликта США-Россия, а значит, сможет нарастить экономическую мощь. Более того, Бжезинский прямо говорит, что необходимо создание глобального би-менеджмента в формате G-2, где США и Китай будут двумя определяющими союзными центрами силы. Разве это не заманчивая перспектива?

Резюмируя второе предложение: В нынешнем виде Россию проще поделить для всех, как Оттоманскую империю в 1919 году, чем пытаться ее вразумить, поскольку российская элита натурально безумна и располагая страной с огромными ресурсами ведет себя как грабитель и мародер по отношению к своему народу и всем окружающим народам. Поэтому для крупных игроков Россию проще расчленить, чем дальше играть дальше в русскую рулетку, сохраняя эту сибирскую Вольту с ракетами. Путин фактически запустил процесс самого грандиозного самоубийства в истории в человечества. В этом плане прав Акунин, абсолютно точно подметивший, что «точно с таким же ощущением век назад все смотрели, как Николай одну за другой подпиливает ножки трона. И крутили пальцем у виска».

А что Украины и украинцы в этой игре? Украинцы любят часто порассуждать о человечности, цинизме и гідности. На самом деле для нас ситуация проста как двери — пора привыкнуть смотреть на мир без розовых очков. Порой многие долго визжат о человечности и цинизме, пока кто-то с аппетитом доедает их ногу. Кстати, это отвратительное зрелище немало забавит весь цивилизованный мир. Чтобы оказаться в комфортной позиции Украине для начала нужно перестать быть в роли жертвы. И все, что нам позволяет уйти от этой роли, то свято. Как говорил незабвенный Фрэнк Андервуд: Для тех из нас, кто взбирается на вершину пищевой цепи, не может быть милости. Есть одно правило: будь охотником или стань жертвой.

Что это значит применительно к указанному выше контексту? Оказаться в цепи охотников, которые готовятся освежевать самую большую тушу в мире. Пускай и в роли застрельщика.

Юрий Романенко

hozar: (dr_house)
В Украине многие критикуют несистематичность и беззубость санкций Запада против России. Какая, по-вашему, тактика и логика в санкционной политике США и ЕС?

Цель США и ЕС - ослабить позиции России в отдельных областях: во влиянии на международные отношения, на энергетическом рынке, в области обороноспособности и наступательного потенциала. Возможно, США имеют стратегические договоренности с Китаем относительно долгосрочной судьбы Сибири и Дальнего Востока, и изоляция России "на западе" - в том числе осмысленный ход, который заставит Россию стать зависимой от Китая. Украина, как это ни печально, не является ни ценностью, ни субъектом в политике США и ЕС (не надо иллюзий: в российской политике отношение к Украине не лучше) - а лишь поводом, приманкой, для того чтобы поймать Россию и поставить ее в то положение, которое удобно для США и ЕС. Конечно, ни США, ни ЕС не хотят масштабного военного конфликта - им как минимум надо сохранять лицо перед избирателями, да и в Украине должно быть ощущение, что США и ЕС страну не бросили.
Общая стратегия и цель санкций неизменна - вымотать Россию экономически, постепенно лишить возможности создавать конкурентное вооружение, убрать с внешнеполитической арены, освободить Европу от энергетической зависимости, дать Китаю рычаги для экспансии

Какими могут быть дальнейшие шаги ЕС и США?

Метафорически Запад поймал Россию на спиннинг марки "Украина", оснащенный блесной "Крым". Россия тяжела, может и леску порвать, и спиннинг сломать. Поэтому сегодня тактика Запада будет с одной стороны мягкой и сдержанной (чтобы не заставить загнанную в угол Россию развязать реальную войну, пока в Украине нет достаточного уровня стабильности), а с другой - очень циничной.
Read more... )
У нас бытует мнение, что запрет ЕС и США на импорт российских энергоносителей разрушит российскую экономику. В одной из статей вы написали, что нет, не угробит и даже не сильно пошатнет в краткосрочной перспективе. Почему?

Экономика - точная наука. Такой "запрет" (на самом деле - отказ от импорта) вернет показатели российской экономики к уровню 2003 года. Конечно, за 11 лет расходы бюджета существенно раздулись, но бюджетный дефицит, двузначная инфляция, голодные пенсионеры и отказ от финансирования инфраструктуры, здравоохранения и образования - это еще не крах экономики. Внутренним ответом будет закрытие границ, дефолт по внешним долгам, национализация и мобилизационная экономика импортозамещения. Страна превратится в Иран политически, и в Китай социально, но будет по инерции функционировать еще много лет.

Первая волна санкций вообще была против каких-то малоизвестных людей. Фигуранты второй стадии во многом пересекались со списком Навального из статьи для Нью-Йорк Таймс. Это совпадение, или к Навальному прислушались?

Я не знаю, как проходит процесс формирования санкционных списков. Но реальной целью США и ЕС является устранение внешнеполитического влияния России, изоляция России от рынка высоких технологий. А США, кроме того, хочет вытеснить Россию с европейского энергетического рынка. Политических устремлений а-ля "наказать Россию за Украину" и тем более помочь Украине ни у тех, ни у других нет и в помине. Поэтому все персональные санкции - это "реверанс на бегу" в сторону Украины и всех, кто верит в "США как гаранта справедливости". Поэтому они выглядят такими непродуманными, неполными и неэффективными. Списки действительно могли взять из статьи - никто не стал бы дольше возиться с тем, что лежит вне поля реальных интересов.

Андрей Мовчан
hozar: (dr_house)
Во время вчерашней лекции в Киево-Могилянской академии профессор Тимоти Снайдер повторил свои старые тезисы:

- То, что происходит сейчас в Украине, можно рассматривать как пилотный проект (test case) того , что Путин планирует для всего Европейского Союза. Речь идет о стимулировании сепаратизма и внутренних конфликтов внутри ЕС, что уже начинает воплощаться благодаря поддержке Путиным европейских правых сил.

- В своей пропаганде Путин представляет Майдан, как агрессию Запада против России, и таким образом оправдывает свой силовой ответ .

- Во внешней пропаганде, направленной на Запад, Путин представляет украинцев как "плохих" европейцев, фашистов, таким образом настраивая европейцев против Украины. Во внутренней - представляет "плохой", упадочнической, всю Европу , а украинцев - "чересчур европейцами" , чтобы с ними можно было иметь дело. Первая стратегия отчасти успешна, особенно в Германии. Успех второй мы можем засвидетельствовать сами.

- Успех внешней пропаганды Путина проявляется еще и в том, что Европа уже потеряла контроль над интерпретацией Второй мировой войны. (Объяснение успеха Путина в Германии заключается в том, что, обвиняя украинцев в "фашизме", немцы и австрийцы могут снять с себя часть своей исторической вины. )

- Успех стратегий Путина заключается еще и и в том, что они не просто современные, но постмодернистские. Его идеология чихать хотела на факты и логические противоречия; российская пропаганда может одновременно проклинать украинцев как фашистов и называть Гитлера прекрасным государственным деятелем. Россияне относятся к истории не как к логически непрерывному развитию событий, но как к «ящику», откуда при необходимости можно извлекать разные интересные идеи. Профессор Снайдер даже предположил, что следующим шагом будет реабилитация пакта Молотова-Риббентропа. Причем, в соответствии с собственной постмодернистской логикой, научных работников будут ругать, а политиков хвалить именно за это.

- Майдан обнаружил не только российские стратегии, но и кризис европейского левого крыла. Левые не смогли понять трех важных вещей: Майдан выступал против пародии на капитализм, которую олицетворяла власть Януковича, а следовательно, был в значительной степени "левым"; Майдан выступал за либеральн -консервативные ценности; радикальным "правым" игроком в данном противостоянии является как раз Россия - государство, считающее, что одна нация имеет право решать судьбу другой и ставит этничность выше закона.

- До начала Майдана Россия имела хорошие отношения с Европой, США и Украиной. Однако добрых отношений оказалось мало, и Россия решила рискнуть в геополитической игре. Она ставит на то , что ЕС развалится, и в результате Россия получит свой ​​политический выигрыш - но не от того , что станет лучше для самой России, а от того , что станет хуже для Европы, погрязшей во внутренних распрях.

- Однако, несмотря на все пропагандистские успехи Путина, пока его Евразийский проект не достиг того, чего он должен был достичь. ЕС осознал угрозу и стремится усилить свою защиту, США "вспомнили" о Европе и ее важности для США и всего мира. Проблемой остается скорость реакции на действия России.

- Надо понимать, что Евразия - это не альтернатива западной цивилизации. Это - проект, который продвигает Россия в своей политической игре. Этот проект не может дать миру ничего нового, он может достичь успеха, лишь разрушив имеющиеся институты и создав как можно больше хаоса .
Если европейская интеграция предусматривает либеральную демократию , евразийская идеология откровенно отвергает ее. Главный идеолог "Евразии", Александр Дугин, который в свое время призвал "красный , как наша кровь" фашизм, сегодня привлекает к себе большее внимание, чем когда-либо прежде. Его три основных политических идеи - потребность колонизировать Украину, упадок Европейского Союза и желательность альтернативного Евразийского проекта от Лиссабона до Владивостока - сейчас  (конечно , в несколько менее диких формулировках) официально приняты в качестве российской внешней политики.

Отсюда
hozar: (dr_house)
XX век был, помимо всего прочего, эпохой создания новых молодых наций. Он разрушил старые имперские парадигмы и создал новую модель отношений между странами и континентами. В контексте западной части Российской империи и СССР XX век стал веком Украины. Она утвердила свою неизбежность, суверенность и автономность. Трижды она отделялась от России - после Октября, во время Второй мировой и во время распада Союза. Пройдя множество испытаний и бед Украина вступила в XXI век в качестве самостоятельного государства. Важную роль Украины в распаде СССР, а также высокую сознательность украинцев в области нацбилдинга подчеркивали многие западные мыслители, политики и стратеги. В частности, Бжезинский писал в книге "Великая шахматная доска": "Политическая самостоятельность Украины ошеломила Москву и явилась примером, которому, хотя вначале и не очень уверенно, последовали другие советские республики".

Россия, однако, не смирилась с таким положением дел. Антиукраинская пропаганда, ненадолго затихшая в девяностые, начала снова раскручиваться в "нулевые", информационная агрессия против Украины переросла в откровенное вмешательство в ее дела еще во времена "первого" Майдана и президентства Ющенко. Сегодня эта агрессия приобрела военное измерение - Россия отжала у Украины Крым и явно собирается присвоить весь Юго-Восток.

Власти консервативной имперской РФ не могут понять двух простых вещей. Во-первых, их методы, включая цензуру Интернета, уничтожение свободы слова, аннексию земель и неуклюжее, но по-крестьянски хитроватое вранье, не работают. Путин может сколько угодно разыгрывать из себя персонажа из фильма "Ленин в Октябре", лукаво щурить глаз и изображать миротворца, "своего мужичка" и гуманиста, но он не сможет обмануть крупных игроков - США, Европу и Китай. Во-вторых, даже если Россия завоюет всю Украину, зальет ее кровью и заставит половину населения сбежать на Запад - из этого ничего не выйдет. Украина вернется через несколько лет, и в ее составе окажется еще и Белгородская область, а политическое влияние резко вырастет. Не столько потому, что национальные политики окажутся гениями дипломатии, сколько потому, что пассионарность нации, географическое положение страны, ее ресурсы и невозможность игнорировать Украину в силу ее важности как "единственной успешной европейской нации на постсоветском пространстве" буквально обрекают страну на участие в региональной большой игре.

Обреченность эта связана не только с субъективными, внутриполитическими и национальными факторами. Это было бы слишком очевидно. Любому ясно, что Украина "заражает" пассионарностью российские регионы и толкает их в сторону самоопределения. Испуг Путина в связи с украинским кризисом вполне объясним. Российский лидер, который источает пену при любом намеке на самостоятельность регионов, для которого распад СССР был "величайшей катастрофой", разумеется, понимает это. Уже сегодня многие либерально и оппозиционно настроенные россияне поговаривают о переезде в Украину. Это довольно тревожный сигнал для Путина - Киев может стать "новым Лондоном" для небогатой, но активной, умной и молодой оппозиции из России, а в перспективе - и для всего СНГ. Чем больше перспективных проукраинских русских сосредоточится в Украине - тем хуже будет себя чувствовать РФ и ее потенциальные региональные соратники по антизападному необольшевистскому интернационалу. Отпадающая Периферия начинает ощутимо угрожать Центру. Ситуация, немыслимая в привычном для Путина Союзе, стала явью, кошмары стали реальностью - отсюда мифологический, задыхающийся, камлающе-религиозный стиль российской пропаганды, которая в истерике вывалила из закромов все свои нехитрые приемы - от обвинений в нацизме до описания ужасных сожжений на кострах противников "бендеровщины". Украина стала для России самым страшным ударом. Грузию получилось переварить, замолчать, ей отомстили. С Украиной не выходит - слишком много интересов там замешано, слишком важны ее положение и ее независимость. Украина стала бездной, всасывающей "русский дух", убивающей СССР, растворяющей сам фундамент скучного и полного запретов параноидального российского бытия, и самое страшное - что Украина не "чужая" для русских. Это не Грузия, от которой можно отделаться парочкой расистских похабных анекдотов. Это "братский народ". Российская власть попалась в ловушку, которую готовила для Украины. "Братский народ" оказался тотально чужим, иным, и любители духовных скреп поняли, что в новом политическом космосе никто не услышит их крик.

Есть и объективная сторона вопроса, относящаяся к сфере политической стратегии и международных отношений. Украина чрезвычайно важна и для Европы, и для США, и для Китая. С точки зрения США и некоторых стран Западной Европы Украина это государство-триггер. Каждый раз она возвращается, "отрывая" от России все бо´льший кусок, способствуя продвижению цивилизации на традиционалистский Восток. Любопытно, что при кажущейся архаичности (развитый агросектор, отсутствие мегаполисов, высокий уровень религиозности населения), Украина является авангардом социал-прогрессивных технологий на территории СНГ. Это объясняется тем, что она является своеобразным "переходом" между Европой и Россией, страной, усвоившей и переосмыслившей социально-политические технологии обеих сторон. Она прекрасно может войти в европейскую семью и без России - зато без Украины Россия потеряет "мост в Европу", не говоря уже о чрезвычайно важных военно-стратегических и торговых узлах. Это будет иметь катастрофические последствия - в этом сходятся и российские официальные пропагандисты, вроде Дугина, и западные мыслители: "Главный момент, который необходимо иметь в виду, следующий: Россия не может быть в Европе без Украины, также входящей в состав Европы, в то время как Украина может быть в Европе без России, входящей в состав Европы. Если предположить, что Россия принимает решение связать свою судьбу с Европой, то из этого следует, что в итоге включение Украины в расширяющиеся европейские структуры отвечает собственным интересам России. И действительно, отношение Украины к Европе могло бы стать поворотным пунктом для самой России. Однако это также означает, что определение момента взаимоотношений России с Европой - по-прежнему дело будущего ("определение" в том смысле, что выбор Украины в пользу Европы поставит во главу угла принятие Россией решения относительно следующего этапа ее исторического развития: стать либо также частью Европы, либо евразийским изгоем, т.е. по-настоящему не принадлежать ни к Европе, ни к Азии и завязнуть в конфликтах со странами "ближнего зарубежья").

Украина неизбежна и необходима. Ее невозможно убить. Она будет возвращаться снова и снова, забирая у старого Кощея силы и отрывая новую и новую Периферию, превращая ее в жизнеспособные национальные образования. Когда российские патриоты пытаются уязвить Украину, называя ее "окраиной", они стараются скрыть свой страх. В новом мире Периферия, Окраина - не умирает. Умирают Центры, в которых сосредоточены все болевые точки государств. Умные страны уже децентрализовались, а жаждущие реванша продолжают верить, что все дороги приведут в [Третий] Рим. Этого уже не будет. Периферия убивает Центр. Ребенок побеждает старика.

Китти Сандерс (Полностью здесь)
hozar: (dr_house)
Когда российское руководство решило аннексировать Крым, оно вряд ли задумывалось о возможных путях отхода. Думали совсем о другом: как проглотить полуостров поскорее, чтобы никто не успел опомниться. Расчет был на то, что, если завершить операцию быстро и без крови, Запад немного пошумит и перестанет. А может, и вовсе не будет шуметь.

Но расчет оказался неверным. Запад не успокоился и не успокоится еще много лет. Скорее всего, он не успокоится, пока нынешний российский режим остается у власти. Россия не учла один очень важный фактор — подписывая соглашение о принятии в свой состав двух новых субъектов федерации, она подписала и заявку на участие в тендере. В тендере на звание главного мирового злодея. И российская заявка оказалась настолько мощной, что все возможные конкуренты сразу остались не у дел.

Как бы печально это ни звучало, но людям нужен враг. Просто психологически. Враг структурирует жизнь, вносит в нее нарратив, помогает собраться и мобилизовать силы. Позволяет удовлетворительно объяснить беды и неприятности. Служит, наконец, мишенью для выброса негативных эмоций. Когда внешнего врага не видно, люди находят его в себе (лень, несобранность, мягкотелость) или в сверхъестественном (козни дьявола, сглаз и порча, плохой фэн-шуй). Может показаться, что наличие врага делает жизнь страшнее, но на самом деле все ровно наоборот — хороший враг придает уверенности. Гораздо спокойнее знать, что своими бедами ты обязан кому-то или чему-то конкретному, чем то, что они вызваны случайным стечением обстоятельств. С врагом (в том числе и в себе) можно и нужно бороться, а перед игрой судьбы человек беззащитен.

Не все враги одинаково полезны. Самый полезный — враг общий, противостоящий не только тебе, но и всему твоему окружению. Общий враг помогает людям объединяться, преодолевать разногласия и конфликты, находить компромисс и делать общее дело. Перед общей угрозой распри становятся непозволительной роскошью, а сотрудничество — насущной необходимостью. Общий враг объединяет людей в сообщества, а государства — в союзы.

Главный враг есть у любой страны, но выбирают его по-разному.
В авторитарных странах вроде России главного врага, как смесители и коврики в Кремле, определяет правящая верхушка на основании своих личных вкусов. А потом контролируемые СМИ навязывают этого врага населению. Почти всегда этот враг — США. Альтернативы не предполагается.
В демократических странах процесс отбора совсем другой. Это по сути тендер, на который потенциальные враги вносят свои заявки, а народ — именно народ, а не правительство — выбирает из них самую убедительную. И только когда этот выбор очевиден, правительство закрепляет его своими решениями. Даже не правительство, а правительства.

С 2001 года таким главным врагом для Западного мира была Аль-Каида с Усамой бен-Ладеном во главе. А когда три года назад американские «морские котики» его убили, терроризм в глазах населения западных стран перестал быть опасностью номер один. Место врага оказалось вакантным. Главным соискателем был Иран, хотя его заявка была слабой и неубедительной. Несмотря на ядерную программу и репрессии против оппозиции, Ирану по сути нечего предложить свободному миру — серьезной угрозой США, Германии или Японии он не смог стать, и не станет еще много и много лет, даже если разработает ядерное оружие. Тем не менее, выбор был невелик, остальные заявки — от Сирии, Венесуэлы и Северной Кореи — были совсем уж беспомощными.

Поэтому еще в конце прошлого года казалось, что контракт, за неимением другого мало-мальски серьезного соискателя, скрепя сердце все же отдадут Ирану. Также, на безрыбье, главным врагом Запада после окончания холодной войны стал Ирак. Но тут Россия вышла на тендер с предложением, от которого невозможно было отказаться. Такого мощного предложения нынешнее поколение западных политиков еще не видело.

Россия сделала то, чего никто в Европе не делал уже 70 лет, — аннексировала часть другого европейского государства. Последним это сделал Сталин в 1940 году, присоединив Прибалтику, до него — Гитлер в 1938-м и 1939-м. После Второй мировой, несмотря на войны и конфликты на Балканах, ни одно европейское государство — ни Албания в Косово, ни Турция на Северном Кипре — не пыталось присоединить чужую территорию. Да и в мире подобные случаи за можно пересчитать по пальцам, и почти все такие аннексии не признаны мировым сообществом. Единственной попыткой аннексии после распада СССР был захват Ираком Кувейта. Кувейт быстро отбили, а Ирак был назначен главным мировым злодеем, с весьма печальными для него последствиями.

Заявка России куда сильнее заявки Ирака, поскольку и сама Россия гораздо сильнее. Ирак не представлял серьезной угрозы ни для кого, кроме соседних с ним арабских стран. Россия, по словам Дмитрия Киселева, может превратить Америку, а заодно с ней и Европу, в ядерную пыль. Никто, правда, точно не знает, взлетят ли из своих шахт ракеты, срок службы которых давно прошел, тем более, что теперь они, возможно, останутся и без техобслуживания. Но проверять это на себе никто наверняка не захочет. Это значит, что освобождать Крым силой, как в свое время Кувейт, Запад не станет. Но значит это и то, что к России как главному мировому злу будут относиться гораздо серьезнее, чем к Ираку. И задержится в этой роли Россия гораздо дольше. Потому что враг нужен всем, а перебить российскую заявку, похоже, никому не под силу. Разве что Китаю, но он вряд ли захочет этим заниматься. По крайней мере, все последние 25 лет Китай упорно отказывался участвовать в этом конкурсе.

Часто говорят, что российской верхушке выгоден конфликт с Западом и даже изоляция, поскольку она позволит укрепить вертикаль внутри страны и изолировать оппозицию.
Конфликт, возможно, и выгоден, но роль главного врага свободного мира — нет. Роль эта, конечно, очень почетна, но за нее не платят. Наоборот, она приносит своему исполнителю огромные издержки. Она мешает заключать контракты, получать кредиты, импортировать технологии. Не только из Европы и США, но и, например, из тех стран, которые находятся под американской защитой, — Японии, Южной Кореи, Тайваня, Израиля. Она заставляет тратить пенсионные сбережения населения на производство танков и самолетов, а вместо инвестиций в развитие Сибири и Дальнего Востока инвестировать в лояльность союзников в Африке и Латинской Америке.

СССР такие издержки в конце концов развалили, хоть на это и потребовалось 45 лет. Предсказать, сколько продержится Россия, сейчас невозможно, лучше даже не пробовать.
Конечно, у России, как и у СССР в свое время, будут союзники — маленькие региональные злодеи, хотя их и будет гораздо меньше.
Конечно, Россия, как и СССР, будет пытаться маневрировать и расколоть Запад, но теперь, после объединения Европы, делать это будет гораздо сложнее.
Конечно, как и в советское время, некоторые западные политики, в основном левые, будут призывать учитывать интересы России и ругать американский империализм –– и российские газеты станут с удовольствием их цитировать.
Конечно, Обама и Меркель какое-то время будут продолжать говорить о сотрудничестве с Россией по проблеме Ирана.
Но общей картины все это не изменит. Это с Ираном будут сотрудничать против России, а не наоборот. Друзья России на Западе будут считаться маргиналами, и большинство стран переговоры с ней будут вести не как с партнером, а как с противником, то есть в лучшем случае о перемирии.

Все последние 10 лет российские власти называли Запад своим главным врагом, а Запад упорно не хотел в это верить. Но у России нашлись аргументы. Теперь Америка с Европой и правда смотрят на Россию как на врага. И отказаться от этой роли так просто уже не удастся. Говорят, что репутацию трудно заработать, но очень легко потерять. Это правда, но только про положительную репутацию. Отрицательную заработать тоже очень непросто — России пришлось стараться аж 10 лет. Зато ее, в отличие от положительной, почти что невозможно потерять.


Остап Кармоди
hozar: (dr_house)
Путин допустил вопиющий стратегический просчет, порвав книгу правил международных отношений и не спросив согласия Китая. Любая надежда на вербовку Пекина в качестве союзника, который поможет притупить боль санкций Запада обречена на провал — а вместе с ней и шансы Кремля на безболезненную победу и на победу вообще.


Путин в своей победной речи по Крыму поспешил поблагодарить китайское политбюро за якобы оказанную поддержку. Министр иностранных дел Сергей Лавров , с присущей ему эластичностью сообщил о «совпадающих оценках России и Китая ситуации на Украине».

Это, конечно же, отчаянная ложь. Китай не стоял за Россией во время голосования по Крыму в Совете Безопасности, как это было в случае с Сирией. Он демонстративно воздержался. Его министерство иностранных дел заявило, что «Китай всегда придерживается принципов невмешательства во внутренние дела любого государства и уважает независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины».

Мы не знаем точно, что сказал Си Цзиньпин во время встречи с президентом Обамой в Гааге, но то, что он сказал, не имеет ничего общего с сумасшедшими оценками Кремля. Заместитель советника по национальной безопасности США Бен Родс восхищен ходом этих переговоров, и после них утверждал, что Россия более не может полагаться на «традиционного союзника».

Если это так, то господина Путина облапошили. Ему не удастся избежать финансового удушения американскими финансовыми мускулами — и в случае если он пошлет солдат в Восточную Украину, и в случае если он просто ограничится раздуванием там хаоса, с помощью российских агентов-провокаторов.

Нет у него надежд и на то, что удастся смешать все карты Западу, создав с Китаем Евразийский блок — лигу авторитарных режимов, контролирующую гигантские запасы природных ресурсов. Подобный исход — обсессия «шпенглеритов», самоненавистников Запада, уверенных в том, что с Америкой покончено, и что доллар будет заменен на евразийский золотой дукат.

Реальность в том, что Китай постоянно и неустанно разрушает монополию России на контроль над газовыми запасами Средней Азии. Туркменский газ всегда шел на север, и был заложником ценовой политики Газпрома. Теперь он идет на восток. Президент Си самолично явился в сентябре 2013 на открытие 1800-км газопровода в Китай с месторождения Галкиниш, второго по объемам в мире (26 триллионов кубометров).

По газопроводу будет поставляться до 62 миллиардов кубометров газа в год. Это — половина того, что Газпром поставляет Европе. То же самое происходит в Казахстане, где китайские компании установили контроль над большей частью энергетической индустрии. Происходящее едко описано в серии дипломатических телеграмм из Средней Азии, опубликованных Wikileaks. Британский дипломат в 2010 сообщает, что русские » с болью» наблюдает за тем, как их энергетическое доминирование в Средней Азии испаряется.

Еще более открывает глаза на происходящее телеграмма , в которой цитируется посол КНР в Казахстане Джень Гуопин. Он предупреждает, что Китай и Россия идут курсом, ведущим к столкновению, и той стороной, которая уступит, будет не Китай. Посол заявил: «В будущем, отношения между великими державами в Средней Азии будут деликатными и сложными. Новые нефте и газопроводы разрушают российскую монополию на энергетический экспорт».

Господин Джень не только позитивно оценил американскую роль в регионе, но и выразил мнение о том, что НАТО должно принять участие в качестве наблюдателя на переговорах Шанхайской Организации Сотрудничества — предполагаемый российско-китайский ответ на ось ЕС/НАТО — с целью «разрушить российскую монополию в регионе».

Ось- СССР/Китай — была одним из излюбленных пугал в 60-х. Генри Киссинджер, однако, видел, что две враждебные культуры — на ножах на всем протяжении их границы. Как метко выразился в 2006 Акихеро Ивасита — «Четыре тысячи километров проблем».

Джорд Валден выставил напоказ глубокие корни этого взаимного недоверия в своей маленькой книге China: A Wolf in the World? Он работал дипломатом и в России, и в Китае. Он был одним из очень немногих представителей Запада, живших в Китае в период культурной революции. Он вплотную наблюдал, как глубоко две ветви Братьев-Марксистов ненавидели друг друга. И действительно, они дошли до грани ядерной войны. И ЦРУ, и Госдепартамент были оглушены его отчетом. У них не было источников на местах в эпоху Мао.

Валден говорит, что китайцы никогда не простят русским захвата Восточной Сибири — еще при царе. Для них это — «утраченные территории». Они желают возвращения собственности, и в этом их поддерживает этническое переселение за Амур, весьма напоминающее мексиканскую миграционную реконкисту Калифорнии и Техаса.

Население Восточной Сибири за 20 лет сократилось с 8 миллионов до 6,3 миллионов человек, и за этими цифрами стоят города-призраки вдоль транссибирской магистрали. Россия не смогла воспользоваться плодами своего восточного мероприятия. С уровнем рождаемости 1,4, хроническим алкоголизмом, и ожидаемым сокращением населения на 30 миллионов — по прогнозам, к 2050 в России будет жить не более 110 миллионов человек ( по статистике ООН, а не демографов господина Путина), нация неизбежно откатится к европейскому бастиону Старой Москвы. Вопрос в том, насколько быстро, и насколько мирно.

Эксперт по Китаю Джонатан Фенби говорит, что в китайском Совете Национальной Безопасности есть фракция, которая намеревалась поддержать Путина по Украине, надеясь взамен выжать из него более выгодные условия поставок газа, продовольствия и полезных ископаемых. Но эти голоса были заглушены Си Цзиньпинем. Он играет на более сложной стратегической сцене.

Китай, скорее всего, пойдет по туго натянутому канату, «пряча свое великолепие и покупая время». Это стало труднее с эскалацией украинского кризиса. Пекину придется выбирать. Более чем вероятно, что имперский Цзиньпинь не выкинет великий приз американо-китайской «Большой Двойки» ради спасения убогого и некомпетентного режима в Москве — от его собственного безрассудства.

Господин Путин должен теперь осознать, насколько фатальна его изоляция, и насколько опасен каждый следующий шаг. Даже всепрощающая канцлер Германии Ангела Меркель потеряла терпение и горько жалуется на «неизбежную потерю доверия». Достаточно европейских трубопроводов, начиная с 2009 года, были переоборудованы для подачи топлива в двух направлениях с целью, в случае необходимости, помочь уязвимым приграничным государствам. Восемь государств ЕС располагают терминалами LNG. Еще два — Польша и Литва присоединяться к клубу в текущем году.

Саммит ЕС на прошлой неделе был призывом к оружию. Чиновникам приказано в течение 90 дней разработать план разрыва зависимости от Газпрома. Даже если «пронесет» на этот раз, Европа сделает радикальные шаги с целью поиска других источников энергии. Импорт из России сократится наполовину в течение 10 лет.

Бегство капитала из России в первом квартале достигло 70 миллиардов долларов. Российский Центробанк не может защитить рубль без ужесточения монетарной политики, в процессе усугубляя рецессию. Российским банкам и предприятиям предстоит в ближайшие 12 месяцев закрыть кредитов на 155 миллиардов долларов — на враждебном рынке, доплаты на котором уже сейчас повысились на 200 базисных пунктов.

Господин Путин сейчас начинает осознавать, что глобальные рынки больше напуганы американской комиссией по ценным бумагам, нежели российскими танками Т-90. Любая санкция против любого российского олигарха, связанного с российской компанией выбивает эту компанию с глобального рынка, и потенциально ведет к дефолту. Кредиторы на Западе погорят. Но никто не примет это в расчет, если речь идет об интересах национальной безопасности.

Путин также выбрал не самый удачный момент для своей авантюры. У Европы сейчас — необычно большие запасы газа. Цены на нефть — при прочих сохраняющихся условиях — должны упасть. Ирак достиг максимального уровня производства за последние 35 лет, Америка ежедневно добавляет на рынок по несколько сот баррелей сланцевой нефти, а Ливия возобновляет экспорт. По статистике International Energy Agency, мировая добыча в прошлом месяце подскочила на 600 тысяч баррелей в день. Deutsche Bank предсказывает перенасыщение рынка. То же самое предсказывает китайский Sinopec. Господину Путину под его бюджет нужна цена 110 долларов за баррель. Очень скоро он может столкнуться с реальностью в 80 долларов за баррель.

В конце концов, он обрек Россию на ловушку среднего дохода. Нежданные богатства нефтяного бума растрачены. Российские инженерные навыки атрофировались. Промышленность опустошена голландской болезнью (деиндустриализация страны, перешедшей на экспорт одного вида сырья): проклятьем переоценки валюты и зависимостью от продажи сырья.

Он побежал впереди паровоза, до того, как переходное правительство успело натворить что-нибудь серьезное или растратить кредит доброй воли международного сообщества. Речь идет о весьма сыром и нетерпеливом путче — для человека КГБ. Он принял Германию за марионетку, и он принял Китай за нечто само собой разумеющееся. Он получил Крым, но он превратил Кремль в парию — еще на одно десятилетие, если не поколение, и, скорее всего, навсегда потерял Украину. Речь идет о в высшей степени неудачной сделке.

The Telegraph
наводка andreistp
hozar: (dr_house)
Украинская внешняя политика все еще остается позорным поиском вассалом своего сюзерена. Многолетняя колониальная зависимость очертила рамки общественного запроса. Даже в выстраданной независимости большинство видит только право выбирать себе метрополию, но никак не императивное требование быть ею.

Мир, разделенный на сферы влияния, не оставляет места для разночтений. Если держава сама не стремится стать центром такого влияния, она неизбежно попадает под влияние более агрессивных участников геополитической гонки. Как следствие - невозможность в полной мере использовать свой потенциал и обеспечивать надлежащее развитие гражданам. Не быть полноценным глобальным игроком - значит обрекать свою страну на извечную роль разменной монеты в чужих, пусть и не всегда враждебных, но всегда равнодушных играх.

В клуб великих держав сложно попасть, однако он не является закрытым. На протяжении истории состав клуба неоднократно менялся. Глядя сегодня на Испанию или, тем более, Португалию, трудно поверить в то, что когда-то они были безоговорочными мировыми лидерами. Однако во времена, когда они были частью Дамасского халифата, трудно было поверить даже в возможность самого их существования.

Глобальный мир не терпит нейтралитета, видя в нем вызов своему существованию. Цена, которую надо платить за право оставаться в стороне от глобальных процессов, обычно сопоставима или даже выше, чем стоимость игры в первой лиге. Иллюзия безопасности, которую дарит нейтралитет, сохраняется до тех пор, пока в твои собственные дверь не постучится очередной недоброжелатель.

Полагаться на систему международного права могут только самоубийцы. Соглашения работают только для тех, кто способен заставить их выполнять. Дипломатия канонирок никуда не делась. Основным источником международного права является не уставы ООН, а авианосцы.

Украина или будет великой, или ее не будет.


Александр Данилюк
hozar: (dr_house)
Санкции США оказались гораздо интереснее, чем можно было ожидать. Смысл "послания" заключен примерно в следующем: если вы, парни, в одностороннем порядке не признаёте чужих суверенитетов, то, в таком случае, вы перемещаетесь из политического пространства - в другое.

В какое? Для этого надо вдуматься в шутку Маккейна: "Россия - бензоколонка, решившая, что она государство". Иначе говоря, в один момент Российская Федерация - ранее бывшая государством, признанным членом различных международных собраний - превратилась в частное предприятие "группы лиц". Эти лица - собственники бензоколонки (кооператив "Озеро"). А смысл санкций заключен в том, что "парни с автозаправки" объявлены пока еще не "экономическими преступниками", но для начала - экономическими персонами нон-грата.

Хотя 20-21 марта владельцы бензоколонки делают яркие заявления о том, что им абсолютно наплевать, кем они теперь "назначены", для них и их будущего произошли необратимые изменения. С точки зрения так называемого "глобального финансового капитализма", небольшая экономическая группировка Путина признана оборзевшими пацанами с завышенной самооценкой. И что существенно: владельцы бензоколонки больше не признаются респектабельными держателями суверенитета. Поскольку они сами добровольно покинули то пространство, в котором экономические интересы совпадают с концепциями государственного суверенитета.

Второй список Обамы говорит именно об этом. США, а затем Евросоюз, а затем и весь глобальный мир с 20 марта будут иметь дело не с "руководством государства РФ", а с той субъектностью, о которой мы сами и раньше прекрасно знали - это "небольшая группа экономических рейдеров".

Трудно сейчас представить себе все последствия этого перепозиционирования. Путин в течение десятилетия встраивал Россию в глобальный капитализм, создавая аккуратную систему взаимосвязи между государственными интересами РФ и интересами "кооператива Озеро", т.е. своей руководящей политико-экономической группировкой.
Теперь эта связь разрезана, как скальпелем.

По существу, Обама объявил, что эта "политико-экономическая группировка" более не является "государством". А ее члены рассматриваются как финансовые преступники.

Путин получил "предъяву", как говорят в русском криминальном мире. Как в 90-е годы уральские бандиты, он полагает, что у него "восьмая по ресурсам криминальная группировка" мира и "первая по силе на этой территории". И поэтому он рассчитывает, что в ответ на рейдерский захват соседнего курорта, от него все "отъедут" и заберут назад свои "предъявы".

Но это не так, Володя.

Александр Морозов
hozar: (dr_house)

В течение последних нескольких недель внимание мира было приковано к кризису в Украине, где президент был свергнут, где этнические и культурные разногласия проявились более очевидно, чем когда-либо прежде, а Соединенные Штаты и Россия включились в серьезные игры балансирования на грани войны, не наблюдавшиеся со времен Холодной войны.

Но помимо увлекательных заголовков, могут ли события в Украине повлиять непосредственно на вас?

Да, это вполне возможно.
Одно из явлений, хорошо известных в науке, это т.н. "эффект бабочки". Экономические, военные и политические события, которые часто начинаются как ничтожные, почти незаметные подвижки, могут расти, взрываться и выплескиваться наружу, оказывая решающее влияние на людей, компаний и отраслей далеко за пределами исходного события.

Задайтесь простым вопросами:
Как политический кризис в этом осколке бывшего СССРа может повлиять на бизнес-инвестиции в газопроводы или на собственности добывающих компаний в Крыму?
Может ли демонстрация российской силы в Крыму создать прецеденты для действий, направленных на Восточную Европу или страны Балтии - и будут готовы страны НАТО противостоять этому?
Что может сделать Международный валютный фонд, чтобы выручить Украину финансово - и кому будет больно, если Киев не сможет провести реформы?
Как военная напряженность может повлиять на экспорт кукурузы и пшеницы из Украины - одного из крупнейших мировых экспортеров этих зерновых - и изменить цены на них?


Источник: Stratfor

То, что Джордж Фридман не может говорить вслух, лежит на поверхности и естественно ложится в русло политической программы США на текущее десятилетие: обуздание мирового влияния ЕС, и тем более ее противовеса - Московии. Трудно было исторически спрогнозировать такую случайность, как победу киевского Евромайдана, но нетрудно было сымпровизировать пути разрешения кризиса.

Осмеливаюсь предположить, что Украину собираются передать из рук зарвавшегося "смотрящего" из Кремля в руки адекватного "смотрящего" из Брюсселя. Поскольку "эффект бабочки" может привести к непредсказуемым последствиям.
В качестве отступного, если у нее получится, энергетическая империя получает порты и углеводороды марионеточного Крыма и удовлетворение имперских амбиций, даже за счет усиления головной боли. Хотя первоначальные аппетиты были если не на всю, то хотя бы на юго-восточную Украину.
Европа в качестве приза получает рынок, продовольствие и квалифицированную рабочую силу белых людей Украины.
Украина получает инвестиции и возможность внутренних прогрессивных реформ за счет согласия на обрезание территории и глухой хронический территориальный конфликт. Украина, насколько ей позволяют, входит в ЕС, но не может войти в НАТО.
Обремененная нестабильной Украиной Европа неизбежно потеряет в силе.
Обремененная Крымом Российская империя может в любой момент потерять в силе за счет внутренних конфликтов, активизации требований освобождения незаконно оккупированых территорий  и находящихся в американских руках механизмов ценообразования на нефть и газ.
США сохраняет свое господствующее положение.

Ситуация неустойчива, она мало кого удовлетворяет, но таков компромисс на ближайшее время. Циничная Real politic.
Далее можно ожидать конкуренции за симпатии населения Юго-востока Украины по мере сил и желания соперников. Россия в Крыму может создавать витрину того, что может быть с Украиной в случае ее присоединения к России, а Украина может создавать у себя витрину того, что может быть с Россией в случае ее избавления от авторитарной клептомании.
hozar: (dr_house)
Украина становится границей глобального противостояния. Времени на создание работающего государства немного.
Последнюю неделю полным ходом осуществлялся казалось бы невозможный сценарий: Россия начала интервенцию в Украину. То, о чем так долго предупреждали украинские националисты и во что так не верила киевская интеллигенция, начало осуществляться с пугающей неотвратимостью.

Однако, война, похоже откладывается. Сегодняшняя пресс-конференция президента России, в ходе которой Путин отошел от войны, переводит полувоенный конфликт между Украиной и Кремлем в затяжную фазу. Вторжения не будет, но Крым возвращать Путин не собирается.
Очевидно, что вторжения на континентальную Украину удалось пока избежать благодаря нескольким факторам. Прежде всего, благодаря жесткой позиции мирового сообщества: ключевые игроки практически открыто заявили о своей готовности воевать за Украину, а также передали Кремлю по дипканалам несколько очень грозных предупреждений, в том числе о блокировании деятельности Газпрома на внешних рынках. Невмешательство мирового сообщества, в том числе стран-гарантов безопасности Украины в рамках Будапештского договора, было невозможным, так как оно разрушало всю систему мировой безопасности, во многом основанную на том, что Западный мир выполняет свои обязательства.
США и НАТО отогнали Путина от Украины, как голодного пса от сосиски. Однако он близко и продолжает облизываться. Это означает, что ближайшие несколько лет (если не десятилетий) Украина будет втянута в постоянный территориальный конфликт и в новую холодную войну.
Можно долго злорадствовать над тем, как эта новая холодная война добьет слабый и экономически зависимый от Запада сырьевой режим Путина. Однако наша цель - понять, какая тактика поведения подходит Украине, так как в следующий раз помощь может подоспеть уже после начала горячей фазы противостояния.
Именно в эти несколько дней для миллионов стала физически ощутимой цель существования Украины в качестве независимого государства.
Впервые в своей новейшей истории Украина столкнулась с кризисом, решить который возможно только силами состоявшегося государства. В последние 12 лет все конфликты и кризисы во внешней политике Украины решались не государством, а властными группировками в режиме коммерческих "терок". Иногда государственные выгоды совпадали с выгодами правящего режима. Теперь преодоление внешнего кризиса требует консолидации и мобилизации граждан, госаппарата и элит.
Более того, именно в эти несколько дней для миллионов стала физически ощутимой цель существования Украины в качестве независимого государства - победа над агрессором. Не военная, а моральная - но победа. Майдан показал, что украинцы могут быть нацией победителей. На Майдане граждане доказали это сами себе. Пора доказать и всему остальному миру. Украина оформляется как граница западного мира, его фронтир в новом глобальном противостоянии. Может быть, не по собственному желанию, но по принуждению. А это значит, что мы либо построим сильное региональное государство, интегрированное в систему мировой безопасности, либо распадемся под напором российской братской любви.
hozar: (dr_house)
Для тех, кто не решился на чтение книги Джорджа Фридмана The Next Decade (Мир в следующие 10 лет), из-за ее объема, я приведу некоторые цитаты, касающиеся нашей части света.

США сегодня - фактически единственная глобальная военная сила в мире. Экономика этой державы более чем втрое превышает вторую по мощи национальную экономику и ежегодно производит около 25% мирового богатства, что обеспечивает США гегемонию, непропорциональную численности населения страны, ее территории или тому, что многие могут считать справедливым или благоразумным. Изначально США вовсе не намеревались становиться империей. Таковое положение сложилось без каких-либо намерений со стороны американцев, вследствие событий, над немногими из которых США имели власть.


Свободная от сантиментов внешняя политика означает, что в наступающем десятилетии президент США должен ясно и хладнокровно выявлять самых опасных врагов, а затем создавать коалиции, которые будут их громить Этот несентиментальный подход означает избавление от всей системы союзов и институтов времен холодной войны, в том числе от НАТО, Международного валютного фонда и ООН. Все эти пережитки холодной войны недостаточно гибки для того, чтобы иметь дело с разнообразием современного мира. Новые институты должны быть региональными служащими интересам США в соответствии с сформулированными мною тремя следующими принципами
1. В той мере, в какой это возможно, допускать, чтобы равновесие сил в мире и в регионе поглощало любые всплески энергии и отводило разнообразные угрозы от США.
2. Создавать союзы стран, в которых США посредством маневров перекладывают основное бремя конфронтации или конфликта, поддерживая эти страны экономическими выгодами, военными технологиями и обещаниями военного вмешательства, если таковое потребуется.
3. В случае, когда равновесие сил разваливается и союзники уже не могут справиться с проблемами собственными силами, прибегать к военному вмешательству только в качестве крайней, последней меры.

В течение следующего десятилетия США будут поглощены восстановлением после истощения и стрессов, вызванных усилиями по борьбе с терроризмом.

Первый шаг - возвращение к политике поддержания равновесия сил в регионах - должен быть сделан на Ближнем и Среднем Востоке.
Большую часть прошлого полувека от Средиземноморья до Гиндукуша существовало три местных баланса сил: арабов и Израиля, Индии и Пакистана, Ирана и Ирака. В результате по большей части ошибок недавней политики США таковых балансов сил больше нет. Соседние государства более не сдерживают Израиль, который пытается ныне создать на земле новую реальность. Пакистан серьезно ослабленный войной в Афганистане, более не является эффективным противовесом Индии. И самое важное: после развала иракского государства Иран остался самой мощной военной силой в районе Персидского залива. США должны тихо дистанцироваться от Израиля, усилить Пакистан (или, по крайней мере, положить конец ослаблению этой страны). И США придется с горечью пойти на урегулирование отношений с Ираном.


Хотя местом, с которого Америка начнет возвращение к равновесию, является Средний Восток, перегруппировку друзей и врагов необходимо произвести и в Евразии. На протяжении жизни нескольких поколений сохранение изоляции между технологическим совершенством Европы и природными и людскими ресурсами России было одной из главных целей внешней политики США. В начале 90-х годов XX в., когда США обрели неоспоримое превосходство, а Москва утратила контроль не только над бывшим СССР, но и над российским государством, этой целью стали пренебрегать. Почти немедленная несбалансированная переориентация сил США на средиземноморско-гималайский театр после событий 11 сентября 2001 г. открыла перед старой гвардией российского руководства "окно возможностей" для восстановления своего былого влияния. Отвлеченные Ираком и Афганистаном и связанные по рукам и ногам в этих странах, США не могли сдерживать восстановление влияния Москвы или хотя бы сделать внушающие доверие угрозы, которые сдержали бы россииские амбиции. В результате теперь США сталкиваются с сильной региональной державой, цели которой расходятся с целями США и которая готовится к игре за влияние в Европе.
Развал Советского Союза, казалось, стал сигналом, что России как игрока на мировой арене более не существует. Однако такая большая, богатая ресурсами и занимающая столь важное стратегическое положение страна не может просто растаять в воздухе.


Центр России, регион, ставший некогда ядром империи, не потерял своей целостности. И пока это ядро сохраняется, игра не закончена. Жестоко ослабленная, РФ все-таки выжила, и в следующем десятилетии она станет играть все более важную роль.
В то время, как Россия потеряла отколовшиеся регионы, а ее экономика оказалась в руинах, США превратились в единственную мировую державу, которая может господствовать на планете небрежным, почти ленивым образом. Однако падение СССР предоставило США лишь ограниченное время для того, чтобы вогнать кол в сердце своего старого соперника и гарантировать, что он не воспрянет к жизни. Оказав поддержку сепаратистским движениям или усилив экономическое давление, США, возможно, вызвали напряженность в российской системе. Такие действия США вполне могли бы вызвать полное разрушение России, позволив бывшим младшим партнерам по СССР растащить то, что осталось от России, и создать новый баланс сил в Евразии.
Однако в то время такие усилия, казалось, не стоили риска, главным образом потому, что, как представлялось, Россия на протяжении жизни многих поколений не восстанет из хаоса. Уничтожение остатков российской державы даже не казалось необходимым, поскольку США могли создать такой региональный баланс сил, какой хотели, просто расширив НАТО и систему своих союзов на восток.
Но США были также глубоко обеспокоены будущим советского ядерного арсенала, который был даже внушительнее американского. Усугубление хаоса в регионе сделало бы это оружие доступным для террористов и дельцов черного рынка, не говоря уже о подверженности другим бедам США хотели, чтобы ядерное орудие на территории бывшего СССР было поставлено под контроль одного государства, за которым США могли бы следить и на которое США могли бы оказывать определяющее влияние, а таким государством была Россия, а не Украина или Беларусь (или любая из остальных бывших советских республик). Таким образом, хотя россииский ядерный потенциал и не сохранил Советский Союз, он спас Российскую Федерацию - по крайней мере, от американского вторжения.


Понимая, что России никогда не нагнать Запад, Путин сместил акцент в экономической стратегии страны на развитие добывающих отраслей и экспорт природных ресурсов (таких, как металлы, зерно, и особенно энергии и энергоносителей). Это была стратегия, создавшая экономику, которую Россия может поддерживать и которая, в свою очередь, может поддерживать Россию.


В долгосрочной перспективе Россия - слабая страна. Путинская стратегия сосредоточения на производстве энергии и экспорте энергоносителей - очень недолговечный инструмент. В отличие от большей части индустриально развитых стран мира, население России невелико по сравнению с размерами территории страны и это население при крайне неразвитой инфрастуктуре очень широко рассеяно, а его единство мало чем обеспечено, кроме аппарата служб безопасности и общего языка. В долговременной перспективе Россия будет испытывать серьезные трудности. Она не сможет нести невыносимое бремя, сопряженное с исполнением важной роли в международных отношениях. Зависимость от экспорта сырья позволяет России пополнять казну, но не развивать экономику. Население России резко сокращается. География страны остается неизменной. Но десятилетие - не дальняя перспектива с точки зрения геополитики. Только развал СССР занял целое десятилетие.


Россия нуждается в доступе к технологиям, которыми в изобилии обладают немцы, а Германия - в доступе к природным ресурсам России. Германия дважды воевала за обладание этими ресурсами, но потерпела поражение. Заинтересованность немцев не уменьшилась, но теперь Германия удовлетворяет этот интерес дипломатическими, а не военными средствами. Стремление эксплуатировать эти взаимодополняющие отношения составит сущность стратегии, проводимой Россией в следующем десятилетии.
Германия - движущая сила Европейского Союза. У Германии нет ни малейшего интереса в американских действиях на Среднем Востоке и никакой заинтересованности в расширении НАТО, а вместе с НАТО и американского влияния в этой организации, на границах России. Германия хочет держаться на расстоянии от США и нуждается в других, выходящих за рамки Европейского Союза вариантах действий. С точки зрения Германии, более тесное сотрудничество с Россией - неплохая мысль, а с точки зрения России это и вовсе замечательная мысль. Чтобы иметь какие-то возможности для маневра в ближайшем десятилетии, настоятельной необходимостью для США является нахождение максимально эффективного ответа как радикальному исламу, так и России. За каждым российским ходом кроется возможность геополитического кошмара для американцев.


Опасность возрождения России и ее сосредоточения на целях, лежащих на Западе, станет еще более очевидной, если изучить поведение Европейского Союза, другого игрока в этом втором регионе американских интересов. Некогда мыслившийся как сверхгосударство вроде США, Европейский Союз (ЕС) начал обнаруживать свою структурную слабость во время финансового кризиса 2008 г. Сколь много выгод ни извлекала Германия из экономических союзов в Европе, она остается в абсолютной зависимости от поставок огромных объемов природного газа из России. Россия, в свою очередь, нуждается в технологиях, которые в Германии имеются в изобилии.


В ближайшем десятилетии Европа столкнется с двумя взаимосвязанными проблемами. Первая - выяснение характера отношений Европы с возрождающейся Россией. Вторая - определение роли, которую будет играть самая динамичная экономика Европы, экономика Германии. Парадокс России (слабость экономики и значительная военная мощь) сохранится, как сохранится и динамичность Германии. Придется определить свои отношения с этими двумя сторонами, ибо это станет предпосылкой определение роли взаимных отношений. Напряженность данного процесса приведет к возникновению в следующем десятилетии совсем другой Европы, которая будет способна бросить вызов США.


В Евразии (а это понятие охватывает Россию и Европейский полуостров) у США тот же интерес, что и повсюду: нигде не должно быть столь сильной державы или коалиции, что могла бы господствовать. Объединение России и Европы создаст общность, население, технологический и промышленный потенциал и природные ресурсы которой будут по меньшей мере сопоставимы с показателям Америки и даже, возможно, превзойдут потенциал США. Россия не угрожает позициям США в мире, но сама возможность сотрудничества России с Европой, и особенно с Германией, создает самую существенную долгосрочную угрозу наступающего десятилетия, которую необходимо подавить в зародыше. США следует продолжать делать все возможное, чтобы блокировать российско-германское сближение и ограничить воздействие разбалансировки, которое российская сфера влияния может оказать на Европу. Как мы увидим, подход США будет включать, помимо прочего, культивирование новых отношений с Польшей, являющейся географическим "разводным ключом" для германо-российского союза.


Евросоюз не исчезнет, во всяком случае в течение следующего десятилетия. Этот союз возник как зона свободной торговли и останется таковою, не модернизируясь в многонациональное государство, которое смогло бы стать крупным игроком на мировой арене. У стран - членов ЕС недостаточно общих интересов для создания единых вооруженных сил, а без военной мощи у Европы не будет того, что я называю "фундаментальной мощью". Европейцы не могут сделать выбор между национальным суверенитетом и общеевропейским решением проблем экономического кризиса. Несомненно, в ближайшие годы сохранятся серьезные экономические ограничения. Трудности не будут беспрецедентными или неразрешимыми, но они останутся фактором, создающим разные проблемы для разных стран. Экономическая напряженность наверняка будет вносить раскол между европейскими странами и вызывать серьезные вопросы о преимуществах единой валюты. У меня нет сомнений, что ЕС выживет, но я буду очень удивлен, если некоторые страны не выйдут из союза, а другие страны не выдвинут возражений по поводу степени, в которой они передают контроль брюссельской бюрократии.

hozar: (dr_house)
Если книга Збигнева Бжезинского The Grand Chessboard (Великая шахматная доска) представляет собой ликбез геополитики для прапорщиков и учащихся ПТУ, то книги Джорджа Фридмана являют собой учебники для более подготовленной публики. Сюда можно отнести Future of War (Будущее войны), The Intelligence Edge (Передовая линия разведки) и America's Secret War (Тайная война Америки), но особенно хотелось бы отметить для чтения две его последние книги:
The Next Decade (Мир в следующие 10 лет), скачать перевод здесь.
The Next 100 Years (Мир в следующие 100 лет), скачать перевод здесь.

Шокирующие прогнозы Джорджа Фридмана можно было бы приравнять к мусорной горе "поцреотических" фэнтези, если бы не их беспощадное подтверждение в реале. По крайней мере, в течение 4-6 последних лет, прошедших со дня их написания.

И это не удивительно, посколько в основе работ Фридмана лежат не экзальтированные несбыточные желания, а холодная аналитика и откровенный политический цинизм, избавленный даже от намеков на политкорректность. Да и сам автор - не оторванный от жизни мечтатель, а эрудированный практик.

Многие годы Джордж Фридман преподавал политологию в колледже Дикинсон (Dickinson College), регулярно проводил консультации по проблемам безопасности и национальной обороны для командного состава вооруженных сил, Технического центра Штаба объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, Армейского военного колледжа, Национального университета обороны. Созданный Фридманом в 1994 году, и возглавляемый ним разведывательно-аналитический центр STRATFOR многими расценивается как общественная витрина ЦРУ.

Прогнозы Фридмана, как бы фантастически они бы ни выглядели, достойны самого серьезного изучения, поскольку они позволяют осознать логику поведения основных субъектов геополитики. Для понимания происходящих явлений и тенденций во многом достаточно уже одной, центровой идеи, вытекающей из работ Фридмана: США не озабочены мелочным контролем всяческих мелких стран и правителей, США не стремятся к экспансии путем оккупации и непосредственной эксплуатации ресурсов подвластных территорий. ("Не царское это дело", к тому же ресурсозатратное и не выгодное.) Но США всегда будут стремиться быть мировой империей, которая управляет глобальными процессами, держа весь мир в узком коридоре своих интересов и не позволяя возвыситься никакой иной военно-политической силе. И для этого у мирового жандарма есть все необходимые ресурсы, начиная от финансовых и военных, и заканчивая интеллектуальными и культурными.

June 2017

M T W T F S S
    1 2 34
5678910 11
12 1314 15 1617 18
19202122 2324 25
26 27282930  

RSS

RSS Atom

Розгорнути мітки

No cut tags
Page generated 28 Jun 2017 08:42
Powered by Dreamwidth Studios